0

В Киеве украинцев не жалеют

Военный эксперт Юрий Котенок о проблемах спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины, от решения которых зависит сбережение людей и выполнение поставленных Президентом России задач.

— В Киеве объявили скорое наступление и «освобождение» Херсона, Донбасса, Крыма и. т.д. На чем строится уверенность противника?

— На беспрецедентной помощи Штатов и их сателлитов, а также на мобилизации на Украине. Они заявили о том, что поставили в строй 1 миллион человек и готовы «забрить» в армию еще и женщин, бросив их на «войну с москалями». Обещают много, но время покажет. В общем, в Киеве украинцев не жалко. Проблема в том, что русских и другие народы России им не жалко вдвойне.

Сложность в другом, фактически с начала специальной военной операции мы выполняем боевые задачи минимальным числом людей, отсюда и темпы, и результат, который дается кровью, стиснув зубы. Мы 5-миллионный Киев «держали за яйца» силами всего нескольких БТГ! Таких примеров в истории еще не было. К сожалению, только подержали и отпустили.

Но противник мобилизует все резервы. К слову, официальная численность Сухопутных войск РФ — 280 тыс. человек. А враги выставляют миллион, и при желании погонят на убой «бандерюгенд» — 8-10-классников. Но я не об этом, а том, что победить противника, который ставит на карту всё в буквальном смысле слова, возможно, лишь применив ВСЕ силы и средства, которые имеются у нас в наличии.

— Тогда вопрос в лоб — у России физически хватает сил на разгром противника?

— Не сомневайтесь, у России есть, кому воевать и чем воевать.

Вопрос — в применении сил и средств на конкретном участке, направлении и в конкретный момент, и в том, чего мы хотим. Призвать Киев к разуму, доказать ему, а заодно Байдену, Шольцу или какому-то поляку их неправоту? Мы хотим победить ртом, в СМИ или на поле боя? Вопрос в том, почему мы позволяем противнику насыщать свои боевые порядки вооружением и боеприпасами, которые поставляют Киеву по ленд-лизу.

Формально и официально — у нас везде (и не только на фронте) порядок и ажур, а в реальности, чтобы получить ответ на этот вопрос, нужно сделать одно — приехать в Донецк, здесь и сейчас, и увидеть как столицу шахтерского края враги утюжат ракетами и артиллерией, ежедневно убивая и калеча людей. На пятый месяц боевых действий в рамках СВО противника не отогнали от Донецка.

Всё понятно — мы держим несколько фронтов фактически небольшими силами. Кто и что мешает эти силы увеличить, чтоб достичь результата? Есть много вопросов, начинающихся со слова «Почему?»… На войне так бывает всегда. Планы и решения на карте — одно, а реальность — иное. Всё вышесказанное не отменяет необходимости выполнить поставленные задачи.

— Приходят сообщения об активности вражеских ДРГ на брянском направлении…

— Считаю, что пограничные направления Белгородской, Курской, Брянской, Воронежской, Ростовской областей, Крыма и других субъектов необходимо усиливать. Это позволит минимизировать случаи, когда группы и наряды российских пограничников попадают в засады и несут потери. А если слушать лишь тех, кто призван успокаивать общество и одергивать бьющих в набат, тогда у нас всё всегда будет идти по плану, как и шло в Донбассе 8 лет без передыху на мир. И всё бы ничего, но лично мне больно, когда убивают детей, и когда у русских людей опускаются руки.

Многие в России еще не понимают, что ситуация — на грани. Это война, и замалчивание, игнорирование проблем грозят фатальными последствиями.

— Киев разворачивает террористическую активность в освобожденных Россией районах Харьковской, Запорожской, Херсонской областях. Есть лекарство от этого?

— Лекарство одно — антитеррор. Умеем это делать хорошо и системно, хотя бы на примере Чечни и в целом контртеррористической операции (КТО) на Северном Кавказе. Но снова вопросы — а где силы и средства на проведение КТО, где спецы? Они же не кончились, не ушли в запас и в отставку все сразу в размере полутора миллиона человек (или сколько у нас ветеранов боевых действий за КТО на Кавказе).

С террором нужно бороться, а не только гуманитарные макароны раздавать в Энергодаре и Святогорске. Убили в Новой Каховке начальника милиции. Как идет поиск убийц? Где показательные задержания и ликвидации участников бандеровского подполья, нейтрализация ДРГ?

За жестокость врага нужно наказывать двойной и тройной жестокостью. Это не я придумал — это жизнь, это примеры из истории в борьбе с бандеризмом, терроризмом и прочими «измами». А противник настолько обнаглел, что позволяет выкрадывать членов семей глав пророссийских администраций и насиловать их на камеру «в назидание» другим. Такое прощать врагу нельзя, потому что тогда закончится Россия.

— На фоне показной жестокости врага с фронта идет поток сообщений о героизме наших солдат и офицеров.

— И в этом нет противоречия. Наши люди массово проявляют мужество и отвагу, имея дело с циничным и безжалостным противником. Враг — коллективный запад, отказавший России и русскому народу в полноценной субъектности. Задача запада — лишить Россию возможности не только возрождения, но и самого существования. Не ведитесь на картинки скулящих и обоссавшихся пленных «бойцов» ВСУ. Им повезло, но они — только мясо, брошенное в пекло. Пустой бамбук. Их разменяли, а «музыку» заказывают другие.

У нас очень много целей на Украине и их необходимо реализовать. Но многое упирается в ограниченность средств.

Героическими усилиями мы берем сёла и посёлки. Группировка воюет пятый месяц! А люди-то не железные, им дают по минимуму отдохнуть. В таких условиях необходима полноценная ротация с доукомплектованием, боевыми слаживанием свежих подразделений. Кстати, на своей-то территории вполне возможно прикрыть границу и срочниками. Насытить боевое порядки здесь.

— Вопросы тылового снабжения активно поднимают и военкоры, и волонтеры. Есть же люди в погонах, целые управления тыла, что в ответе за обеспечение боевых действий всем необходимым. В чем проблема?

— Это больная мозоль. Если военным медикам и вообще медикам, которые работают в зоне СВО и в целом по спасению, лечению и восстановлению наших бойцов, надо ставить памятник, то с тыловиками… Дошло до того, что у нас не хватает больших маскировочных сетей. Их нет! Они раньше в ЗИПах лежали валом. То есть, купить маскировочную сеть на пожертвования людей я могу, а в подразделениях их почему-то нет. Но если я могу купить, как она оказалась-то у меня?

…Да, воюем. Да, войска стараются. Да, более или менее, учатся прямо сходу воевать молодые офицеры. На глазах куется новое офицерское звено России, начиная с тактического уровня. Но на высшем звене что должно произойти, чтобы что-то начали менять?

— Противник бьет по военным складам. С чем это связано?

— Это азбука — они вторую неделю «выносят» склады матобеспечения: ГСМ и снаряды. Это видно по тому, как они «Хаймарсами» работают прямо по снарядам. И ничего не меняется! Ну, ладно, первый склад — случайность, второй — совпадение. Но удары по складам в течение недели — это закономерность. Значит, необходимо начать дробить складские запасы, маскировать штабы. Чтобы понять элементарные вещи, не надо быть генералом.

…Долбят склады? Вывези, устрой развоз, сделай вместо одного пять, шесть, семь! Тогда будет другой уровень потерь боеприпасов, а у противника — другой расход, и он не сможет одной ракетой уничтожить армейский склад. А если еще использовать маскировку, гигиену связи, не парковать машины у военных объектов, как у ТЦ «Белая дача», то ситуация изменится.

Для обнаружения штаба противника нужны радиоэлектронная разведка — выявить активность спутниковой и мобильной связи в одной точке, доразведка, обнаружение многочисленных следов подхода техники. А у нас еще и паркуют, как возле ТЦ — всё, вычислен штаб. У нас закрытой связи нет, что надо всех собрать в одной кучке? Зачем собирать подчинённых командиров батальонного, ротного, тактического звена в одном месте в одно время? Но нет же… Воюем как во Вторую Мировую, надо всех собрать. А противник что, идиот?

Возвращаясь к складам— развези, замаскируй, сделай мобильный склад! Работай не в склад, а сразу на раздачу. Грузись на расстоянии дальше и сделай логистику. В конце концов, боеприпасы в этих условиях можно доставлять мелкими (как это делает противник) партиями мелким транспортом, гражданскими машинами из больших складов, которые недостижимы для ударов.

— Мы устали предупреждать, а «центры принятия решений» стоят, как стояли.

— Только они? А можно узнать, когда мы мосты через Днепр уничтожим? Боеприпас-то противник везёт по-прежнему по мостам через Днепр. Но и это не всё.

Почему противнику можно поставлять электроэнергию до сих пор?Почему не выведены из строя логистические центры, дата-центры, которые хранят компьютерную информацию, ТЭЦ?

С военной точки зрения очевидна необходимость вывода из строя системы жизнеобеспечения Харькова, чтобы избежать жертв среди населения, чтобы мирняк начал оттуда уходить. Получается, противник ежедневно бьет по системе жизнеобеспечения Донецка, даже по Новой Каховке, а мы — нет.

— Как вам видится развитие ситуации в зоне проведения спецоперации на Украине?

— Здесь нет интриг и недомолвок — задачи спецоперации обозначены Президентом и многократно подтверждены. Это освобождение территории Донбасса и создание буферной зоны, которая позволит обеспечить безопасность территорий Российской Федерации, включая новые, согласно волеизъявлению их жителей. И на Славянск пойдём, и дальше. И Харьков необходимо брать. Другой вопрос, кем, как и когда. Операция идет по рубежам. Я не пророк, но уточняющей информации, видимо, будет больше.

Записал Николай Севостьянов

https://asd.news/articles/voyna/v-kiev…-zhaleyut/

admin

Добавить комментарий